yarspring2013_001.jpgyarspring2013_002.jpgyarspring2013_003.jpgyarspring2013_004.jpgyarspring2013_005.jpgyarspring2013_006.jpgyarspring2013_007.jpg

Письмо Минфина России от 12 августа 2013 № 03-03-06/1/32519

Между лизингодателем и лизингополучателем заключено несколько договоров лизинга. По одному из таких договоров лизингодатель обратился в суд с требованием о взыскании задолженности. Судебный пристав-исполнитель вынес постановление об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью установления местонахождения должника и отсутствием имущества, на которое может быть наложено взыскание. Можно ли в данной ситуации признать безнадежной задолженность и по остальным договорам. По мнению Минфина это невозможно.
В пункте 2 статьи 266 Налогового кодекса определен исчерпывающий перечень оснований для признания дебиторской задолженности безнадежной. Так, долгами, нереальными ко взысканию, признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.
Кроме того, безнадежными долгами признаются долги, невозможность взыскания которых подтверждена постановлением судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства. Такое постановление приставы выносят в случаях, когда невозможно установить место нахождения должника и его имущества или же когда у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание. На этом основании в Минфине полагают, что те суммы, по которым постановление пристава отсутствует, не могут быть признаны безнадежными долгами для целей налогообложения прибыли.